Drept penal şi contravenţional

Предупреждение религиозной вражды, дифференциации или розни в Уголовном кодексе Республики Молдова
02.06.2020 | Lilia Gîrla

Др. Лилия Гырла

Внимательное изучение содержания объективной стороны преступления, предусмотренного ч.(1) ст.346 УК РМ, позволяет нам выделить восемь составов преступлений религиозного характера, содержащихся в анализируемой диспозиции: 1) умышленные действия, направленные на разжигание религиозной вражды; 2) умышленные действия, направленные на разжигание религиозной дифференциации; 3) умышленные действия, направленные на разжигание религиозной розни; 4) публичные призывы, направленные на разжигание религиозной вражды; 5) публичные призывы, направленные на разжигание религиозной дифференциации; 6) публичные призывы, направленные на разжигание религиозной розни; 7) прямое или косвенное ограничение прав граждан в зависимости от религиозной принадлежности; 8) установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от религиозной принадлежности.

Закон не конкретизирует, в чем конкретно выражаются умышленные действия (приведенные нами в п.1, 2 и 3), но их объединяющим признаком является то обстоятельство, что они направлены на разжигание религиозной вражды, дифференциации или розни.

Иная группа деяний (п.4, 5 и 6 нашей классификации) объединяет в себя публичные призывы, направленные на разжигание религиозной вражды, дифференциации или розни.

При этом уголовная ответственность наступает лишь в том случае, если указанные действия совершаются определенным способом – публично, в том числе с использованием средств массовой информации.

Для того, чтобы квалифицировать деяние как оконченный состав преступления не обязательно наступление вредных последствий. Состав преступления – формальный. Достаточно проведения таких действий, которые способны возбудить такую вражду, рознь или дифференциацию.

Обращаем внимание на то обстоятельство, что выделение самостоятельного состава как «публичные призывы», наряду с «умышленными действиями» является, по нашему мнению, абсолютно корректным и уместным законодательным шагом. Аргументом в пользу такого умозаключения может послужить то обстоятельство, что некоторые виды информационного воздействия, коими являются призывы публичного характера, не всегда расцениваются как необходимые и достаточные основания для привлечения лица к уголовной ответственности за деяние, предусмотренное ч. (1) ст.346 УК РМ. Отдельное же выделение указанной категории позволит правоприменителю своевременно отреагировать на содеянное и применить меры уголовно-правового воздействия. В этом смысле, публичность предполагает донесение подобной информации до неограниченного круга лиц различными способами и средствами, в том числе при обстоятельствах, изложенных в ст.131 Общей части Уголовного кодекса (Деяние, совершенное в общественном месте).

Не подпадают под признаки УК высказывания идей, носящие дискуссионный, полемический характер, то есть не возбуждающие у других лиц чувства неприязни и ненависти к представителям другой религии и не содержащие призывов к совершению каких-либо насильственных действий в отношении представителей других конфессий.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный сознает общественно опасный характер своих действий и желает их совершить.

Основное разграничение этого преступления от смежных деяний должно проводиться именно по субъективной стороне. Основное отличие в рассматриваемых посягательствах состоит в направленности действий. Нарушение равноправия граждан не должно быть направлено на возбуждение религиозной вражды, оно совершается по мотивам личной неприязни к представителю или представителям определенной религии. В том случае, если нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина, совершается публично в целях возбудить религиозную вражду, рознь или дифференциацию, деяние следует квалифицировать по совокупности норм уголовного закона.

Признаком субъективной стороны является также специальная цель – возбудить религиозную рознь, дифференциацию или вражду. Несмотря на то что рассматриваемое преступление совмещает в себе правовую природу хулиганства и деяния экстремистской направленности, полагаем, что в нем преобладает экстремистский, а не хулиганский мотив.

Мотив – это то, что побуждает деятельность человека, ради чего она совершается. В широком смысле к мотивам принято относить потребности и инстинкты, влечения и эмоции, установки и идеалы. В общей психологии мотив, так или иначе, связывается с потребностями личности – первичными (природными) и вторичными (материальными и духовными), с их удовлетворением. Причем различаются мотивы двух порядков: «только понимаемые» и «реально действующие». Первые помогают человеку разобраться, как он должен поступить; вторые исполняют роль сил, побуждающих человека к конкретным действиям.

Мотивы преступлений в основном носят религиозную окраску. Совершение преступления по мотиву религиозной розни, дифференциации или вражды предполагает стремление виновного лица показать наличие у него определенной неприязни к какой-либо религии, ее представителям. Как отмечается в юридической литературе, «преступлениям экстремистской направленности свойственна избирательность действий, стремление продемонстрировать свое негативное отношение не к обществу в целом, а к его отдельной части». Логика хулиганского мотива состоит в формуле «не свой», то есть любой человек, не принадлежащий к нашей группе, может быть объектом воздействия. Для этого необходим лишь незначительный повод (например, отсутствие сигарет при себе). По логике экстремизма «чужой» (то есть потерпевший) выбирается по определенному религиозному признаку — не все подряд, а принадлежащий «к иной, чем наша, религиозной группе»  [3, c.7-9].

Религиозная рознь, дифференциация или вражда может стать мотивом к совершению преступления не только против лица, имеющего иное вероисповедание, но и лица, не исповедующего никакую религию, а также атеиста [3, c.11-13]. Мотив религиозной розни, дифференциации или вражды достаточно часто конкурирует с иными мотивами, преступного поведения. Среди них выделяются политические мотивы, имеющие идеологический или религиозный характер. Совершая преступление по политическим мотивам, лицо не столько выражает свою ненависть или вражду к инаковерующим, сколько стремится к переустройству социума в соответствии с одной из религиозных доктрин [3, c.13-14].

Религиозная рознь как мотив совершения преступления – это внутреннее осознанное побуждение, выражающее сильную неприязнь к лицам, исповедующим иную религию, не исповедующим никакой религии или атеистам, вызывающее у лица желание совершить преступление, выступающее в качестве обязательного или факультативного признака субъективной стороны преступления и влияющее на дифференциацию и индивидуализацию уголовной ответственности и наказания.

Под возбуждением религиозной розни следует понимать искусственное создание сильной неприязни по отношению к представителям различных религиозных групп. Такое поведение может осуществляться посредством непристойных высказываний, текстов, рисунков, адресованных представителям религиозной группы, демонстрации фильмов, организации зрелищ, проведения кощунственных акций, нанесения оскорбительных надписей; использования материалов, выражающих надругательство над традициями (использование карикатур с изображением святых, предметов религиозного культа, обладающих особой значимостью и священностью для верующих); посредством циничной (безнравственной) интерпретации основных положений священных писаний; совершение иных оскорбительных для верующего действий [4, c.81]. При совершении преступления этой формы определяющее значение принадлежит не личности потерпевшего и его персональным качествам, а его принадлежности к той или иной конфессии.

Религиозная дифференциация являет собой разновидность социальной дифференциации, при котором имеет место расчленение религиозного целого или его части на взаимосвязанные элементы, появляющиеся в результате эволюции, перехода от простого к сложному, формирование новых религиозных идей, сект, движений, изменения религиозных установок и т.д. Иными словами, это есть расслоение общества по религиозному признаку, способное привести к неравенству, соперничеству и конфликтам.

Возбуждающей является такая информация, которая содержит отрицательную эмоциональную оценку и формирует негативную установку в отношении определенной конфессиональной (религиозной) группы или отдельных лиц как членов этой группы, подстрекает к ограничению их прав или к насильственным действиям против них [2, c.88-89].

Религиозная дифференциация противопоставляется религиозному синкретизму, означающему (от греч. – соединение, объединение) соединение разнородных вероучительных и культовых положений в процессе взаимовлияния религий в их историческом развитии.

Религиозная вражда – это открытое проявление неприязни, основанной на религиозных убеждениях человека, ссоры, распри. Вражда – это лишь следствие розни. Религиозная вражда должна трактоваться как признак объективной стороны преступления и соответственно не может быть содержанием мотива преступления. Религиозная вражда должна быть рассмотрена как самостоятельный квалифицирующий признак состава преступления [3, c.14-15].

Возбуждение религиозной вражды означает искусственное создание религиозного конфликта или попытка создания такового в форме открыто неприязненных отношений между представителями различных социальных групп, в частности, между представителями различных конфессий (религиозной принадлежности) [2, c.88-89]

Проблемы квалификации действий, направленных на возбуждение религиозной вражды, розни или дифференциации, связаны, в первую очередь, с установлением направленности умысла виновных, выяснением руководящих ими мотивов, поставленных перед ними целей.

Разрешение указанных вопросов позволяет отграничить посягательство, предусмотренное УК РМ, от составов, соприкасающихся с ним по способу действий, используемым средствам, предмету и объекту преступления. Если в результате действий, направленных на возбуждение религиозной вражды, розни или дифференциации, возникнут массовые беспорядки, вооруженный мятеж либо в ходе массовых беспорядков, вооруженного мятежа будут совершены действия, направленные на возбуждение вражды, розни или дифференциации, то действия виновных следует квалифицировать по совокупности норм уголовного закона. Если при использовании лицом своего служебного положения будет нарушено равноправие граждан в зависимости от их отношения к религии, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности норм.

Исходя из проведенного нами анализа правовых норм, санкционирующих нарушения свободы вероисповедания в Уголовном кодексе Республики Молдова, мы сформулировали следующие выводы:

  1. Свобода вероисповедания, будучи направленной на область религиозной веры в высшее, священное или абсолютное, является элементом свободы совести, поскольку охватывает убеждения в той части, в которой эти убеждения касаются вопросов религии.
  2. Религиозная толерантность есть толерантное отношение адептов одной религиозно-конфессиональной общности к адептам других религиозно-конфессиональных общностей либо к атеистам.
  3. Несмотря на то что преступление, предусмотренное ч.(1) ст.346 УК РМ совмещает в себе правовую природу хулиганства и деяния экстремистской направленности, полагаем, что в нем преобладает экстремистский, а не хулиганский мотив.
  4. Потерпевшим от преступления признается не всякий как при хулиганстве (любой человек, не принадлежащий к нашей группе при наличии незначительного повода), а лишь «чужой», принадлежащий к определенной религиозной группы, «отличной от нашей», в том числе к атеистам. Определяющее значение принадлежит не личности потерпевшего и его персональным качествам, а его принадлежности к той или иной конфессии.
  5. Религиозная рознь– это внутреннее осознанное побуждение, выражающее сильную неприязнь к лицам, исповедующим иную религию, не исповедующим никакой религии или атеистам, вызывающее у лица желание совершить преступление.
  6. Религиозная дифференциация являет собой разновидность социальной дифференциации, при котором имеет место расслоение общества по религиозному признаку, способное привести к неравенству, соперничеству и конфликтам.
  7. Религиозная вражда – это открытое проявление неприязни, основанной на религиозных убеждениях человека, ссоры, распри.

*Acest articol a fost publicat în: Актуальные научные исследования в современном мире: XXXIII Международная научная конференция, 26-27 января 2018, г.Перяслав-Хмельницкий. Сборник научных трудов. Выпуск 1(33), часть 2. – Перяслав-Хмельницкий, 2018, 165 с., с.13-18. Включен в наукометрические базы Google Scholar, Index Copernicus)

Библиография:

  1. Уголовный Кодекс Республики Молдова, №985-XV от 18 апреля 2002 года. В: Официальный Монитор Республики Молдова, 2002, №128-129, 134
  2. Бодобаев К.А., Уголовная ответственность за возбуждение религиозной вражды. Вестник Кыргызской государственной юридической академии, 2013, №3, с.88-92. http://www.ksla.kg/upload/file/vestnik/vestnik_2013_3/bodobaev_k_a.pdf
  3. Шилин Д.В. Уголовная и административная ответственность за нарушение права на свободу совести и вероисповедания: проблемы разграничения. В: Журнал российского права № 5, 2016, c.81.
  4. Минекаева А.Ф. Религиозная ненависть или вражда как мотив совершения преступления: уголовно-правовой и криминологический аспекты. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право. Казань: Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина -2005, 28 с.

Aflaţi mai mult despre , ,


Lasă un răspuns

Adresa ta de email nu va fi publicată. Câmpurile obligatorii sunt marcate cu *

Important: Descurajăm publicarea de comentarii defăimatoare.